Фотоповести Белкиной

Лучезарная художница Катя Белкина выросла в Самаре, проживает в Москве, но свои работы на стыке фотографии, коллажа и живописи демонстрирует на выставках по всему миру. Ее интересуют поиски тайны женской души и чувства человека в большом городе, — человека, наблюдающего, как распространяется внутренняя пустота. Специально для читателей «ШО» Катя Белкина предоставила серию «Empty Spaces».

Может ли фотография в наши дни быть самодостаточным языком повествования?
— Разумеется. Фотография не сравнима ни с одним видом искусства, и всегда такой была. Любая картинка напрямую связана с нашими мыслями. Литература и кино имеют заданную автором структуру повествования. Конечно, мы можем по разному трактовать идею, но мы всегда точно знаем, что происходит по ходу развития сюжета в книгах и фильмах. Зритель или читатель может сомневаться, что всё это значит и какие мотивы двигали автором, но мы всегда видим или прочитываем происходящее. В фотографии не так. Музыка и живопись для меня ассоциативны. Сначала рождаются эмоции и чувства — потом проявляется картинка. Так как звук и цвет мы способны воспринимать с самого рождения. На уровне инстинктов. Скульптура и архитектура изначально функциональны, но в то же время отстранены и холодны. В фотографии же первично реалистичное изображение — и оно напрямую ведет зрителя к какой то истории. В кино, как мне кажется, все наоборот: история складывается в некие картинки. А фотография позволяет зрителю самому составлять рассказ в зависимости от пережитого опыта, таланта видеть, чувствительности. Одна и та же фотография может рассказать совершенно разные истории, но иметь одну и ту же отправную точку. Предположим, что на фото изображен человек. Он одет определенным образом и находится в определенной обстановке. Выражение его лица и положение тела — всё это побуждает к фантазии. Начало положено. Это может быть короткий рассказ, но он всегда имеет продолжение в нашей голове. Отдельно взятая фотография абсолютно самодостаточна и, в отличие от кинематографа и театра, не имеет финала. Только начало. Точнее, она имеет множество завершений одной истории. Именно эта ее уникальная черта — делать зрителя частью себя — настолько привлекательна для общения.

Что такое современная фотография для вас?
— Фотография уже давно означает не только манипуляции со светочувствительным материалом. Сейчас еще в меньшей степени. Современная фотография — это статичное плоское изображение где угодно и прежде всего в интернете и компьютере. Ею заполняются блоги, соцсети, билборды, журналы и прочее. Чаще всего она не является чем то осязаемым. Бумажная составляющая почти отпала. Само слово сократилось до четырех букв — фото. Это изображение чего угодно, промелькнувшее в нашем мире в определенный отрезок времени и застрявшее в цифре. Да, конечно, это по прежнему выставки с реальной бумагой, но в процентном соотношении этой бумаги очень мало. Почти каждый второй человек на планете — теоретически — сейчас может сделать фотографию. Наблюдаем удивительное явление. Количество уникальных картинок не выросло и не убавилось. Оно равномерно распределяется по всему свету. Мы уже не можем назвать 100 или даже 50 имен уникальных фотографов, ныне снимающих. Такое впечатление, что запас гениального ограничен на каждый день, и вот этой самой волной доступности фотографирования он распространяется повсеместно. То там, то здесь мы можем встретить совершенно уникальные кадры. И поразительно то, что все чаще они встречаются разово и у кого угодно. Просто так — у людей, балующихся примитивной камерой в телефоне. В Фейсбуке и в Инстаграме. В ЖЖ и, не побоюсь этого слова, в Одноклассниках. От того, где мы встретили это изображение — на выставке в музее или же в сети у неизвестного Васи, — не зависит принадлежность снимка к разряду современного искусства. Автором становится социум. Да, для меня фотография все так же остается произведением искусства. Уникальность взгляда, создавшего тот или иной снимок, делает ее таковым. Но есть и новая ее функция. Если в прошлом веке фотография являлась возможностью сохранить что то в памяти, перенести какую то историю во времени, то сейчас плюс к этому фотография — средство коммуникации на расстоянии. Вкупе с интернетом — мгновенное. И массовое. Я использую фотографию как базовый материал. Это кирпичики моего подсознательного, которые я могу складывать в ту картину, которую хочу рассказать. Есть бесконечный набор элементов, и я им манипулирую.

Вы отдаете предпочтение реализации свежих идей или проекты должны созреть на протяжении какого то времени?
— Есть такое свербящее желание по поводу реализации свежих идей! Но я со своим подходом к исполнению никак не успеваю за свежестью. Чем больше я работаю, тем дольше. Это уже похоже на паранойю. Даже боюсь, что мне нравится такая тягомотина и отшлифовка до приближения к идеальному. Но если подумать, то, может, это и к лучшему. И дело не в исполнении. Пройдя столь длинный путь, идеи становятся более понятны мне самой, а значит, доступны для зрительского восприятия. Такой же подход, как к съемке фильма или написанию книги. Есть сырой материал и приблизительный сценарий для начала. Большую часть времени занимает обдумывание и выстраивание в голове. Это на порядок дольше, чем последующая реализация. Мне и нравится и не нравится это одновременно. С одной стороны, мне доставляет удовольствие процесс, и поэтому я его растягиваю, а с другой — все время кажется, что теряется какая то легкость исполнения. Но что делать! Приходим к внутреннему конфликту. Хочется творить интуитивно, не задумываясь, и при этом в конечном результате иметь нечто очень качественно сделанное. Чтобы были заметны мастерство и затраченные усилия, ну и попросту говоря — было понятно о чем это я. Это как жемчужина в моллюске. Я — моллюск. Мусор в голове утилизируется в полезное. Это хорошая метафора для объяснения происходящего со мной процесса. Хочется накатать такую бусину, чтобы потом это было не просто интересно рассматривать, изучать, но и приятно держать в руках, обладать. Подходящее сравнение, когда ты пытаешься попавший в твою голову сор отшлифовывать до такой степени, когда это перестанет беспокоить тебя и станет хоть как то примечательно для остальных. На этом этапе мои идеи созревают определенный отрезок времени. Ни дольше ни меньше. Сейчас я вываливаюсь за пределы одного года. Принято, не знаю кем (смешно), что раз в год художник выдает высиженное. Быстрее двух лет у меня не случается. Разумеется, за это время приходит еще десяток идей, которые просто отваливаются в процессе преодоления того самого перехода — из мыслей в реальность.

Каким из ваших проектов вам хотелось бы гордиться?
— Гордость и я — равно как и результаты моих действий — слегка параллельные понятия. Вообще мне кажется, что мне не додали этой способности — гордиться. Есть вещи, за которые мне не стыдно в творчестве. Есть те, за которые почти не стыдно, потому что я оправдываю их необходимостью, для прохождения уровня. Есть вещи, которым я скорее удивляюсь, нежели горжусь ими. Это тот самый случай, когда от идеи до реализации проходило настолько мало времени, что мне даже некогда было подумать, что я делаю. В результате идейная часть проектов догнала свои изображения многим позже. Это такое странное ощущение, как будто ты реализуешь чьи то мысли. Давно один мой хороший друг и талантливый человек сказал, что художники — это приемники.
Так вот единственное, чем я могу гордиться (и то не долго), что я неплохой приемник, и тем, что такая рассеянная личность, как я, может какие то мысли довести таки до зрителя. Но и наоборот: я недолго убиваюсь из за несовершенства того, что делаю. Предпочитаю выращивать мастерство и способность думать в работе.

Вы думали о том, как стоило бы называть стиль, в котором вы работаете?
— Есть такой термин — смешанная техника. На английском звучит менее приземленно: Mixed Media. Это что касается техники. Я использую фотографию и живопись как материал. Рисование и коллаж — способ. Что касается направления, то мне близок Relational Art. Это набор художественных практик, приглашающих зрителя к соучастию. Отправной точкой может служить сфера человеческих взаимоотношений. Как социальных, так и внутренних. Смысл произведения искусства является результатом сотрудничества со зрителем, а не навязывается ему.

Верите ли вы, что искусство в состоянии изменить человека?
— Если отдельно взятого, то надо быть реалистом — нет. Если в целом поколения, то да, но во времени. Искусство всегда идет на опережение. Зритель приходит позже. С разными видами искусства и с разными произведениями — по разному. Иногда чуть позже, иногда значительно позже. В целом практика такова, что полюбиться отдельным группам социума художник (музыкант, поэт) может тем, что наваял, но будет понят скорее всего не сразу. Так как искусство — это всегда новаторство, отражение будущего времени. Чаще всего людям не свойственно остро чувствовать, что происходит в мире — какие изменения. Всегда немного с задержкой, оглядываясь назад. А когда приходит понимание того или иного произведения или направления — это сигнал, что человеки меняются. Вот прямо сейчас берут и меняются. С другой стороны, искусство без человека — пустое место, поэтому я всегда путаюсь, что первично — курица или яйцо. Ну и что кого меняет. Я верю, что искусство в состоянии воспитать, привить и подготовить для понимания и приятия нового, а самое главное — направить. Для перемен нужно много факторов, зачастую болезненных.

Какое из современных произведений искусства на вас произвело сильное впечатление?
— Внутренние реакции меня впечатляют. Это то, что производит всегда неизгладимое и сильное впечатление. Своя реакция на увиденное. Сейчас такое время, когда современное искусство может быть всем и ничем одновременно. Следовательно, наши реакции и впечатления — часть его. И реакции ваши (мои), которые могут так сильно поражать нас, могут быть следствием не только прочитанного, увиденного и т. д., но и следствием внутренних переживаний, толчком к которым может послужить любая взаимосвязь. С произведением искусства, любовником, соседской собачкой и закатом над Фудзи. Никогда не знаешь, что ждет тебя внутри. Ну а если конкретно, то я не помню. Я так много всего смотрю и так давно начала, что это как со спортсменами-экстремалами — уже сложно получить свой кусок адреналина, читай: впечатляться от произведений. Скорее это постоянное, не отпускающее впечатление от полного комплекта, что дает жизнь.

Часто ли вы снимаете себя для того, чтобы сэкономить на моделях?
— Очень странный и смешной вопрос. Обычно я оправдываюсь, говорю, что я не совсем закоренелый эксгибиционист, а теперь еще приходится сказать, что я не жадная и не бедная. Я снимаю себя всегда. Никогда не подсчитывала, сколько я сэкономила и чего. Денег — вряд ли. Думаю, что таким образом также сэкономила свои нервы. Вообще меня мало интересуют профессиональные модели. Отработанные навыки позирования пугают меня. Как модель мне необходим человек, доступный для понимания и очень близкого контакта, так как я очень стесняюсь близких контактов.

Источник: sho.kiev.ua